11 июль 2018, Среда
81
0
Пропасть между самыми бедными и самыми богатыми – экспертиза  Бранко МилановичаПропасть между самыми бедными и самыми богатыми – экспертиза Бранко МилановичаЧемпионат мира по футболу привлек в Россию не только звезд футбола, их преданных болельщиков, но и звезд экономики. Посетить матчи российского Мундиаля, и выступить с лекцией для выпускников РЭШ приехал американский экономист, родившийся в Югославии, Бранко Миланович — главный мировой специалист по одной из вечных российских проблем, пропасти между бедными и богатыми.
Бранко Миланович – профессор отделения аспирантуры Городского университета Нью-Йорка, старший научный сотрудник Люксембургского центра изучения доходов.
С 2007 по 2013 г. преподавал в Мэрилендском университете в Колледж-Парке.
С 2003 по 2005 г. – старший научный сотрудник в Фонде Карнеги за международный мир.
С 1997 по 2007 г. преподавал в Школе передовых международных исследований в Университете Джонса Хопкинса.
С 1991 по 2013 г. – ведущий экономист Всемирного банка.
На протяжении почти двадцати лет работал ведущим экономистом в исследовательском отделе Всемирного банка.
Получил степень PhD по экономике в Университете Белграда после написания диссертации на тему «Неравенство доходов в Югославии».

Основное направление работы – неравенство доходов как в отдельных странах, так и во всем мире, а также изучение исторического аспекта этой проблемы с точки зрения доиндустриального общества (Римской империи, Византийской империи, дореволюционной Франции). Опубликовал ряд статей по методологии и эмпирическому подходу к распределению глобальных доходов и последствиям глобализации в таких изданиях, как Economic Journal, Review of Economics and Statistics, Journal of Economic Literature, Journal of Political Philosophy и т. д.

Автор нескольких книг, среди которых Global Inequality: a New Approach for the Age of Globalization («Глобальное неравенство: новый подход в эпоху глобализации»), а также The Haves and the Have-nots: A Brief and Idiosyncratic History of Global Inequality («Богатые и бедные: Краткая и специфическая история мирового неравенства»), которая была опубликована в 2011 г. и переведена на семь языков, издание The Globalist назвало ее книгой 2011 г.
В интервью Маргарите Лютовой Миланович-экономист объясняет, почему нет экономической справедливости, а Миланович-болельщик даёт прогноз на главныйматч этих выходных.

Вы много раз выделяли в общем два вида неравенства — так называемое «плохое», которое не создает стимулов для развития, для того, чтобы получать образование и искать более высокооплачиваемую работу. И «полезное» неравенство — когда есть, к чему стремиться, ради чего развивать себя, получать образование, искать работу. К какому из этих типов сейчас принадлежит Россия?

Да, это очень сложный вопрос, потому что два типа неравенства, о которых вы говорите, часто сосуществуют. То есть у вас есть «хорошее» неравенство, которое, как вы и сказали, стимулирует людей больше работать, учиться, инвестировать и так далее. Но «плохое» неравенство часто сосуществует с «хорошим»: оно предполагает, что люди, которые получили много денег, передали их своим детям, и они не работают, им не нужно работать. Или, возможно, эти деньги достались их родителям благодаря коррупции, нелегально или полулегально. Но где именно сейчас Россия — сложно сказать.
Как известно, и я, конечно, это очень хорошо помню, потому что я работал во Всемирном банке в девяностые, в России создавались огромные частные состояния, которые не основывались на каком-либо вкладе их владельцев в развитие экономики. И это одна из причин, по которой в России сохраняется «плохое» неравенство. Да и новые состояния зачастую создаются тем же путем — полулегально или нелегально. Так что я бы сказал, что в России, как и во многих странах, есть оба типа неравенства.

Что касается будущего, то если быть оптимистом, и я сейчас попытаюсь, то я бы сказал, что «хорошее» неравенство в России все же будет доминировать. Будет все больше и больше людей, которые будут богатеть благодаря их усилиям и иногда везению. И, может быть, исторически высокое неравенство начнет сокращаться. Но это оптимистичное утверждение. Если быть пессимистом, то это исторически очень высокое неравенство в богатстве будет мешать переходу к «полезному» неравенству.
Думаю, возможностей не так уж много, и это проблема. В России огромное неравенство по богатству: Россия в пятерке стран с самым несправедливым распределением богатства, а по некоторым данным — и самая несправедливая. Если смотреть именно на доходы, то неравенство в России не столь драматично. Но вопрос в том, как преодолеть неравенство в богатстве, и инструментов для этого совсем немного. Один из способов, очевидно — налоги на богатство. Но, как мы знаем, большая часть российских состояний за рубежом, так что получить с него налоги не получится. Или это будет контрпродуктивно, потому что все больше капитала будет уходить из России. Так что это очень сложный вопрос, но я надеюсь, как оптимист, что выход будет найден — и в первую очередь через налогообложение и возврат капиталов.

С точки зрения неравенства, это, конечно, регрессивное решение. Из множества исследований мы знаем, что НДС и другие косвенные налоги регрессивны. Это означает, что такие налоги в основном платят бедные люди. А значит, это способствует росту неравенства. Вопрос, видимо, был в том, что было лучше для властей: повысить НДС или подоходный налог, уровень которого в России очень низкий, всего 13%. Если смотреть толькос точки зрения неравенства, то вместо НДС лучше было бы повысить подоходный налог.

Да, я имею в виду прогрессивную шкалу, потому что 13% — это единая ставка для всех, а с прогрессивной шкалой богатые люди могли бы платить не 13%, а 25%, а бедные платили бы 6%. Конечно, налог при плоской шкале проще собирать, но с точки зрения проблемы неравенства вы лишаете себя возможно важнейшего инструмента, который заставит богатых людей делиться большей частью своих доходов. Ведь именно они получают большую выгоду от бесплатных общественных благ: к примеру, богатым важно, чтобы улицы были чистыми, чтобы мусор убирали, чтобы полиция их охраняла. И именно поэтому логично, и так было веками, что они должны платить за это больше

Думаю, да. Но это с точки зрения неравенства. Плоская шкала подоходного налога в сочетании с высоким НДС — это плохо с точки зрения неравенства. Это может быть лучше для властей с точки зрения доходов бюджета, ведь НДС проще собирать. Но с точки зрения неравенства, в этом без сомнения нет ничего хорошего.

Повышение пенсионного возраста у нас очень многими было воспринято негативно. Большинство населения выступило против.

Как вы считаете, такое отношение к повышению пенсионного возраста — это скорее заблуждение или, действительно, это вредная и увеличивающая неравенство мера?

Я видел, что процент людей, которые против повышения пенсионного возраста, в России очень высок. И я не думаю, что это хорошее решение — с точки зрения неравенства. Но здесь есть отличия от повышения НДС. Действительно, во многих развитых странах с медленно растущим населением становится все больше пенсионеров и становится все дороже содержать их. Тем более, что молодые люди все больше работают в стартапах, где работодатель порой не платит социальные взносы. Это объективная проблема, и не только в России: просто слишком много пенсионеров. И раз ожидаемая продолжительность жизни растет, возможно, пришло время что-то менять. Но насколько оправданно такое повышение, не слишком ли оно велико — не знаю, но здесь точно есть экономическая логика. А вот понять логику в повышении НДС мне намного сложнее.

Ну, уж если такому спецу, как Бранко Миланович понять логику с повышением НДС сложно – то простым гражданам страны это еще сложнее. Остается просто жить, невзирая на все попытки правительства усложнить нашу жизнь.

Материал: Елена Смоленская по материалам открытых источников
Фото: IESE Business School University of Navarra
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Войти через: