05 сентябрь 2019, Четверг
237
0
Режимы для инвесторовМеханизм преференциальных режимов для инвесторов показал свою эффективность
«По истечении пяти лет у нас создано 20 ТОРов (территорий опережающего развития, — Ред.), режим СПВ (Свободный порт Владивосток, — Ред.) работает в пяти субъектах, свои проекты сейчас реализуют 1773 резидента, 236 проектов уже реализованы и запущены. Планируется нашими резидентами вложить в экономику Дальнего Востока около 3 трлн 200 млрд рублей, фактически вложено 44 млрд рублей, планируется создать 129 тысяч рабочих мест, фактически уже около 30 тысяч рабочих мест создано. Эти цифры показывают, насколько наши преференциальные режимы востребованы», — Сергей Тырцев, первый заместитель Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики.

«Сегодня ТОР для Амурской области — это 23 проекта, около 1 трлн инвестиций заявлено, более 5 тысяч рабочих мест в будущем будет создано, соответственно, для нас это очень большой вклад и большие привилегии для тех компаний, которые к нам заходят», — Петр Пак, заместитель председателя правительства Амурской области.

«Российский механизм ТОР не имеет аналогов, мы внимательно разобрались не только в России, но и в мире, этот набор льгот абсолютно уникальный и дает нам возможность абсолютно уверенно чувствовать себя на мировых площадках», — Вадим Медведев, управляющий директор инвестиционного департамента группы компаний «ЕСН».

Государство нацелено на дальнейшее совершенствование условий для бизнеса
«Самым главным в этом механизме (ТОР — Ред.) является то, что не написано ни в одном документе, но то, что явно сейчас видно, что есть люди на разных местах и разных должностях, в разных министерствах, которые воспринимают инвестиционные проекты резидентов или потенциальных резидентов как “няньки”, лоббисты и промоутеры, они каждый день ищут, как резидентам реализовать их проекты», — Александр Осипов, временно исполняющий обязанности губернатора Забайкальского края.

ПРОБЛЕМЫ
Неразвитость инфраструктуры
«Если составлять рейтинг ограничений, которые называют резиденты, на первом месте инфраструктурные ограничения, потом финансовые, потом кадровые. В последнее время большое внимание уделяется сервису со стороны государственных органов власти, наличию институтов развития», — Аслан Канукоев, исполняющий обязанности генерального директора АО «Корпорация развития Дальнего Востока».

«Мы увидели одну проблему с точки зрения туризма — это развитие инфраструктуры. Те требования к инфраструктуре, которые предъявляет туризм, они больше, чем те требования, которые предъявляются промышленными предприятиями. Для нас, например, очень важны не просто объекты размещения, но и наличие дорожной сети, возможность к геопаркам и туристическим объектам доехать, дойти, их увидеть. Мы не видим в ТОРе механизма, как строить необходимую инфраструктуру», — Сергей Бачин, генеральный директор Розы Хутор.

Необходимость создания особых условий для труднодоступных территорий
«В любом инструменте есть потенциал для улучшения и корректировок, есть несколько моментов, которые могли бы сделать этот режим еще более эффективным. Исходя из нашего опыта при работе с земельными участками, при переводе земельных участков из одной категории в другую зачастую мы сталкиваемся с тем, что к удаленным регионам, к сложным логистически регионам применяются те же требования, что и к регионам на материке. В этой связи “Корпорация по развитию Дальнего Востока” могла бы быть наделена дополнительными полномочиями в части ускоренного процесса перевода земель в категорию промышленности, поскольку этот процесс занимает в нашей деятельности реально много времени», — Дмитрий Гаврилин, главный исполнительный директор Tigers Realm Coal.

Недостаточный уровень квалификации управленческих кадров на местах
«Резидент принимает решение о вступлении в ТОР, руководствуясь не только финансовой стороной вопроса, он принимает решение, во многом оценивая деловой климат. Деловой климат в условиях нашей страны — это разница в управленческих командах и в том, каким образом эффективно может работать власть по поводу преференциального режима. Возникает спрос на деловой климат и качество работы институтов, качество муниципального и государственного управления», — Вадим Живулин, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации.
Визовые ограничения
«Мы сталкиваемся с тем, что пограничный режим настолько жесткий, настолько архаичный, что я не очень представляю, как туристов сюда по-настоящему привлекать, наверное, ТОР должен тоже об этом как-то позаботиться», — Сергей Бачин, генеральный директор Розы Хутор.

РЕШЕНИЯ
Совершенствование преференциальных режимов
«Есть одно существенное отличие наших ТОРов от преференциальных режимов других стран, по крайней мере АТР: мы пытаемся создать преференциальный режим, видя перед собой компанию, которая занимается производством товаров, добычей, т.е. промышленную компанию, а в других странах делают фокус на развитие сферы услуг. Мне кажется, мы очень редко обращаем внимание именно на сферу услуг», — Михаил Орлов, партнер, руководитель департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ.

«То, о чем пока не подумали, и нужно подумать — это сфера услуг, у нас в экономике она крайне низка», — Вадим Хромов, заместитель председателя правительства Московской области.

«К той работе, которая была проделана коллегами над созданием базового режима, надо добавить отраслевую надстройку. Налоги, безусловно, очень важны, инфраструктура — конечно; думаю, коллеги еще скажут про кадры, про логистику, но для нас является не менее важным, например, введение обратного акциза на этан», — Алексей Козлов, член правления, управляющий директор, ООО «СИБУР».

Обеспечение стабильных правил игры
«В настоящий момент у нас есть одна просьба: гарантировать, чтобы те условия, которые сегодня предложены инвесторам, не менялись хотя бы на период окупаемости инвестиций», — Вадим Медведев, управляющий директор инвестиционного департамента группы компаний «ЕСН».

Поддержка экспорта
«Наше важное достижение — инвесторы, как вы знаете, по большей части ориентированы на рынки Юго-Восточной Азии — мы им помогаем с тем, чтобы их товар доходил до конечного потребителя и экспорт рос. Прорывное наше достижение — это открытие рынка Китая для зерновых, масличных культур, молока, молочных продуктов, буквально на днях товары наших дальневосточных производителей должны отправиться в Китай к потребителям», — Сергей Тырцев, первый заместитель Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Оптимизация взаимодействия между ведомствами
«В ТОРе все администрирование ведется федеральными структурами, это Минвостокразвития и КРДВ (Корпорация по развитию Дальнего Востока, — Ред.), подать заявку на участие проекта в ТОРе мы готовы, но как это сделать, не понимаем, потому что, в соответствии с правилами, с регионами работает Минэкономразвития. Надо найти какой-то контакт между Минэкономразвития и Минвостокразвития, чтобы те промышленные парки, которые находятся в ТОРах, могли работать по федеральному проекту напрямую», — Андрей Минаев, член правления ассоциации индустриальных парков России (АИП).

Материал и фото: Росконгресс
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)